Адриан Михальчишин
гроссмейстер
Энциклопедия
22 октября 2016

Послевоенный четвертьфинал

Обсудить

Львов был одним из главных шахматных центров Австро-Венгрии и довоенной Польши. Сюда с сеансами приезжали и Алехин, и Рубинштейн, и Шпильман, и даже Костич в своем кругосветном шахматном путешествии.

После войны, когда Западная Украина отошла к СССР, во Львове был создан шахматный клуб, сюда переехали мастера, познакомившие с методами советской шахматной школы. Это были Алексей Сокольский, Рафаил Горенштейн и будущие великаны львовских шахмат Леонид Штейн и Виктор Карт.

Предвоенные львовские или уехали из СССР – профессор Степан Попель (чемпион Парижа и американских украинцев) и Иcaак Шехтер (он стал впоследствии Алони, многократным чемпионом Израиля и участником многих Олимпиад), или погибли в огне войны.

Старый граф Игнаци Попель, побеждавший самого Ласкера, видный адвокат, умер во время войны в 1942 году.

Генрик Фридман погиб в лагере, а Эдуард Герcтенфельд, чемпион Львова 1935 и 1941 годов, участник чемпионата СССР 1940 года просто исчез после полуфинала чемпионата СССР 1941 года в Ростове (шел на третьем месте к моменту остановки турнира).

Вот что писала львовская коммунистическая газета «Червоны Штандар»: «Львовский мастер Герcтенфельд, несмотря на скромный результат, показал себя опасным игроком и серьезным партнером!» Интересный комментарий. Он так пропал, что многолетние поиски не дали даже следа его маршрута из Ростова. Хотя в последнее время появилась версия, что он погиб в гетто в Ростове в 1943-м, по мне, эта версия выглядит сомнительной.

Первым послевоенным соревнованием в городе был командный турнир Украины 1948 года, где победил Киев, а Львов финишировал третьим.

Вторым и очень серьезным послевоенным турниром стал четвертьфинал чемпионата СССР 1949 года.

Затем были командные соревнования 1951 года, в которых играл будущий президент Литвы, в молодости музыкальный критик и кандидат в мастера Витаутас Ландсбергис. Потом тот скандальный полуфинал 1951 года, где играли два участника, изображенные на нижеследующем фото – Михаил Бейлин и Юрий Сахаров.

Но это уже другая история. Следующие 10 лет функционеры советского спорткомитета и федерации обходили Львов стороной, пока львовская школа не начала подниматься и не выдвинула своего первого великого бойца – самого Леонида Штейна.

Четвертьфинал первенства СССР, Львов, октябрь 1949

Играли во львовском Университете им. Ивана Франко, а жили участники в отеле «Интурист» (до войны и сейчас – Zhorzh). Чемпионат был очень интересным – на сцену выходило новое поколение.

Среди участников были 18-летний чемпион СССР среди юношей Виктор Корчной и многократный чемпион Украины, известный тренер сборной Украины, международный мастер Юрий Сахаров. Снимок сделан на фоне университета, бывшего парламента Галиции во времена Австро-Венгрии.

Пару слов о самом турнире.

Прекрасно стартовал Бейлин – 5 из 5! Однако к 8-му туру с ним поравнялся Кондратьев, который служил тогда в Таллине. Лидеры имели по 7 из 8. В борьбе за первое место участвовали москвич Щербаков – 6 из 8 и киевлянин Сахаров – 5 из 8. Потом Кондратьев ускорился и обеспечил себе первое место. Это краткое описание хода турнира из журнала «Шахматы в СССР».

Слева стоит элегантно одетый мужчина – Александр Семенович Будо (1909-1982), известный ленинградский шахматист, после войны он ушел работать в финансовые органы и так и не стал мастером. Он был до войны первым руководителем знаменитого шахматного отделения ленинградского Дворца пионеров.

Рядом с ним Рафаил Яковлевич Горенштейн, 1922 года рождения, воспитанник киевского Дворца пионеров, после войны переехал во Львов и стал преподавать во Дворце пионеров. Почему-то назвал клуб именем Натова, своего руководителя из киевского Дворца. Хотя тот не имел отношения ни к шахматам (был шашистом), ни к Львову. Потом название поменяли. Тренировал Каталымова, Штейна, с которым у него установились напряженные отношения.

В 1960-м ему предложили место тренера в Ялте и квартиру. Воспитал сына Владимира Калинина, моего главного конкурента в чемпионатах Украины среди мальчиков. Мы часто летом ездили спортшколой в лагерь в Ялту и там играли бесконечные матчи с воспитанниками Горенштейна.

Помню, как он готовил сына перед партией со мной: «Володя, сегодня ты должен играть, как Капабланка!» Меня это ужасно смешило, и я легко обыгрывал соперника. Володя не сделал шахматной карьеры, уехал в Англию и после начала перестройки стал серьезным бизнесменом, даже спонсировал журнал «Шахматы в России».

Потом он в середине 90-х вдруг пропал по дороге в Шереметьево. Говорят, что мафия уничтожила его – дело до сих пор не раскрыто. Горенштейн потом переехал в Москву и выпустил пару неплохих учебников. Умер несколько лет назад.

Из-за его спины скромно, неуверенно выглядывает чемпион СССР 1947 и 1948 годов среди юношей Виктор Корчной. Выйти в полуфинал ему не удалось, но пару хороших партий он здесь сыграл, даже включил их в свою книгу избранных партий. Странно, но публика того времени почему-то не понимала таланта юного чемпиона СССР и отнеслась к нему снисходительно.

Затем стоит тоже довольно элегантно одетый по тогдашней моде (хотя сегодня это выглядит немного театрально) Юрий Николаевич Сахаров (1922 г.р.) – человек необыкновенной судьбы. Международный мастер, не ставший в то время гроссмейстером – был невыездным после отсидки во Владимирском централе. Когда в 1966 году во Владимире проводился чемпионат СССР среди юношей, то Юрий Николаевич водил другого тренера, Виктора Карта показать место, где он сидел.

В то время Юрий Николаевич был студентом КГУ. Вот что писалось в журнале «Шахматы в СССР» за 1949 год. «Команда КГУ в составе кмс Банник, Сахаров, 8 перворазрядников и мастер по шашкам Каплан (впоследствии гроссмейстер) победила в Кубке Киева. Участвовало в соревновании 1100 студентов!»

Сахаров был из Донецка, где учился на немецкой филологии в университете. После прихода немцев его привлекли к работе переводчиком в местной администрации, по-видимому, приходилось переводить и для гестапо. Потом Сахарова арестовали, увезли в лагерь во Францию. Он бежал, присоединился к американской Армии и был награжден орденом Пурпурного сердца. Удивительно, что по возвращении назад НКВД не отправил его в лагерь. Окончил киевский университет, успешно играл в турнирах. И вот Львов 1951, июнь. Очень сильный полуфинал чемпионата СССР. Сахаров уверенно лидирует, опережая Аронина, Симагина, Флора…

Его фото во всех газетах. И тут кто-то написал донос куда следует про то, что Сахаров якобы сотрудничал с гестапо. Получил десятку, отсидел во Владимире. В 1956 году его выпустили.

Кстати, по результатам полуфиналов 1951 года чуть не загремел в места не столь отдаленные еще один пленный мировой войны, гроссмейстер Ратмир Холмов – он сидел у японцев вместе со всей командой своего корабля. Его только дисквалифицировали и выкинули из финала чемпионата СССР.

Интересно, что в «Шахматном ежегоднике» за 1951 год написано, что во львовском полуфинале победили Симагин и Аронин. Но таблица в «Шахматах в СССР» осталась! Они просто вычеркивали людей, и их не интересовало, что все знают об этом!

Так же поступили с Альбуртом в 1978-м. Играл в киевском турнире, партии и таблицы были во всех журналах. А в книге о турнире имя Альбурта было попросту вычеркнуто! Ну вычеркнули же из истории шахмат до перестройки имена чемпионов СССР Боголюбова и Богатырчука, а также Крыленко и его сотрудников.

Но партии Альбурта нелегко было почистить – они были известны всем и сейчас находятся во всех базах. Партий Сахарова из полуфинала 1951 года в базах до сих пор нету!

Вот что писали в 1949: «Игру Сахарова характеризуют здоровое понимание позиции, отличное комбинационное зрение и столь же отличные спортивные качества. К минусам следует отнести недостаточно объективную оценку позиции. Значкист ГТО второй ступени и игрок сборной университета по футболу».

Выйдя из тюрьмы, Сахаров опять начал играть, затем стал тренером всей сборной Украины, возглавил новый клуб «Авангард». И вдруг в 1981 году в Волгодонске мы с его приятелем Эдиком Гуфельдом живем в одной квартире и получаем грустное сообщение, что Сахаров попал под электричку, возвращаясь с дачи. Ясно, никто не поверил, что это была случайность. Было много версий, кто это сделал – от украинских националистов до КГБ. Но похороны получились по государственному разряду – оркестр, несли награды.

Первый раз Сахаров играл в чемпионате Украины в 1940 году. Был чемпионом Киева 1947 (вместе с Кофманом), 1949, 1958, 1961. Чемпионом Украины – в 1966 и 1968. В 1960 поделил первое место с Леонидом Штейном, но проиграл ему матч. В последние годы успешно играл по переписке, был чемпионом Европы в составе сборной СССР.

Он многому научил нас в сборной Украины. Был убежденным чигоринцем, коневиком. Говорил о борьбе коня со слоном – соревнование автобуса с трамваем! А его выражение при матовании короля соперника – «Будем ставить ему тютьку» – всегда вызывало у нас смех!

Вот воспоминания великого тренера Михаила Тросмана:

«Наше второе совместное проживание с Сахаровым оказалось более продолжительным, чем первое на военной кафедре университета. Поэтому я познакомился с ним поближе. Ещё обучаясь в университете на романо-германском отделении филологического факультета, Юрий Сахаров стал инспектором по шахматам в республиканском спорткомитете. Будучи сильным кандидатом в мастера и неоднократным участником первенств Украины, он весной 1951 года буквально взлетел на шахматную вершину, заняв 1-е место в полуфинале первенства СССР во Львове и значительно перевыполнив норму мастера спорта. Но его восхождение было остановлено нашими "доблестными" органами, которые задолго до этого завели на него дело. Я был достаточно деликатен и не задавал Сахарову лишних вопросов. Изложить могу только то, о чём он сам рассказал.

Во время войны Сахаров по рекомендации донецкого мастера Селезнева поехал к гроссмейстеру Боголюбову, проживавшему в Германии. Тот помог Сахарову устроиться на работу. Я предполагаю, что это могла быть работа переводчика, тем более, что Сахаров владел не только русским и украинским языками, а ещё и польским, и немецким. После ареста во время пребывания под следствием Сахаров находился в одной камере с артистом Киевского театра оперетты Блащуком и с молодым, совершенно необразованным, "тёмным", как сказал Сахаров, парнем из Закарпатья. История ареста Блащука стандартна и весьма показательна для тех времен. Во время гастролей в Одессе Блащук познакомился с каким-то американским журналистом и был вследствие этого задержан по подозрению в шпионаже. Очевидно, он мог выдать любопытному журналисту весьма секретные театральные тайны. Парень из Закарпатья был арестован за то, что при переходе границы был застрелен какой-то неизвестный, у которого в кармане нашли адрес этого парня. Следователи вели допрос с усердием, а бедный закарпатец не понимал, чего от него хотят. И тогда Сахаров с Блащуком сказали ему: "Хочешь, чтобы тебя прекратили бить и начали нормально кормить?" Тот, естественно, согласился. Сценаристы сочинили для парня легенду, которую тот начал рассказывать на очередном следствии. Побои прекратились, а кормёжка стала нормальной. Но очень скоро следователи поняли, что в этой легенде не сходятся концы с концами, и ещё быстрее они выяснили, кто эту легенду сочинил. Сценаристы были отправлены в карцер.

Сахаров рассказал мне о двухмесячном летнем пути по Лене в трюме парохода к месту заключения. Охрана принимала заключённых в определенном количестве и в этом же количестве обязана была доставить их к пункту назначения. Поэтому живые продолжали свой путь вместе с мертвыми. В трюмах было душно, и от этого смертность возрастала. Особенно страдали прибалты.

После разоблачения культа личности Сахаров был не просто амнистирован, а полностью реабилитирован и сумел вернуться в Киев. Правда, 5 лет, вычеркнутых из жизни, не прошли для него бесследно. Такого стремительного восхождения в шахматах, как в 1951 году, больше не наблюдалось, хотя Сахаров несколько раз участвовал в финалах первенства СССР. На работу он устроился сначала в киевский Дворец пионеров, а затем в шахматный клуб ЦС ДСО "Авангард".

Свою работу в качестве детского тренера он любил, и дети, чувствуя его благожелательное отношение, любили его. Мой друг, международный арбитр Давид Малинский рассказал мне, что приезжая на воскресные занятия с пригородной дачи, Сахаров угощал своих учеников выращенными им фруктами и ягодами. Свои объяснения Юрий Николаевич расцвечивал придуманными им прибаутками и формулировками. Теорию двух слабостей в эндшпиле называл теорией "двух прицепов", а бессмысленное нападение на фигуру противника называл одним словом: "Гав!" Сахаров трагически погиб под колесами электрички осенью 1981 года, возвращаясь со своей пригородной дачи, при невыясненных обстоятельствах».

Гусев Николай Николаевич из Сталинабада, 1922 года рождения, 11-кратный чемпион Таджикистана, учитель.

Николай Сажаев, очень сильный кандидат в мастера, студент львовского политеха. После окончания института поехал по распределению в Челябинск, где стал директором шахматного клуба и много сделал для расцвета челябинской школы. Сам из Ленинграда, где играл в первенствах города. По свидетельству Михаила Тросмана, в конце 40-х служил в армии в Житомире и участвовал в первенствах области.

(?) Дмитриев – чемпион Карело-Финской ССР 1948-49 годов.

Азмиддин Ходжаев – легендарный первый узбекский чемпион, в Ташкенте уже много лет проводится его Мемориал. Одет интересно – в тюбетейке и при галстуке! До войны была даже мода на тюбетейки в европейской части страны – есть много таких фото, например, их любил носить Исаак Болеславский. Может, скрывала лысину, или попросту грела? Интересно, что в шахматной энциклопедии указаны годы жизни Ходжаева – 1892-1946. Но в 1949 году он здесь на фото, играет во Львове! (PS. Автор и редакция благодарят Николая Фузика за разъяснение этой загадки).  

А.Айрапетов – чемпион Узбекистана 1948 года, потом возглавил команду республики на командном чемпионате СССР.

Леонид Щербаков, москвич, выступал за общество «Медик». Человеком был очень скромным и тихим, работал инструктором в шахматном клубе, и по словам Анатолия Авраамовича Быховского, был самым большим мастером в Москве по ремонту шахматных часов.

Николай Зелинский представлял общество «Труд» и выиграл в том году 5-ю доску на командном первенстве СССР профсоюзов, опередив Николая Крогиуса.

Пал Палыч Яцино, легендарный послевоенный руководитель львовских шахмат, директор шахматного клуба, потом председатель федерации Львова – именно он подписывал наши с Литинской, Белявским и Романишиным документы на мастерские значки. Фронтовик, демобилизован во Львов в чине подполковника, сам из Белоруссии. Именно он взял Виктора Карта инструктором в шахматный клуб, убедил бросить учительствовать в деревне и приступить к воспитанию шахматной молодежи. Сельский опыт серьезно пригодился будущему великому тренеру.

Теодор Кукич, директор шахматного клуба, был главным организатором турнира, можно сказать, интендантом. Он из предвоенной львовской шахматной тусовки – помнил игру в знаменитых кофейнях. Принимал участие в довоенных командных чемпионатах Львова, когда команды делились по национальному признаку – польские, украинские и еврейские. Очень рано умер – рак.

Левин Михаил (не путать с Наумом, известным тренером украинской сборной, ныне жителем Австралии), 1923 года рождения, инженер, высший успех – дележ 3-го места на чемпионате Украины 1953 г. Был каким-то хулиганистым и шпанистым, по-видимому, как и Гуфельд, из Подола. Мастером стал лишь в 1958 году, впрочем, как и Горенштейн. В начале 60-х уехал в Америку, где недавно умер. Участник войны – награжден Орденом Отечественной Войны. Обладал специфическим юмором – Михаил Левин как-то мрачно пошутил: "Теперь нам остается только Жмеринке проиграть".

Арчил Силованович Эбралидзе (1908-1960) личность вообще легендарная. Инженер-гидротехник, стал потом тренером тбилисского Дворца пионеров, где вырастил самого Тиграна Петросяна. Многократный чемпион Грузии (1938, 1939, 1941 и 1946), перевел на грузинский классические книги Ласкера, Капабланки и Эйве.

Но вошел в мировую историю и по гениальному случаю на чемпионате СССР 1937 года в родном Тбилиси, когда в партии с Рагозиным он не взял задаром ладью, а весь зал театра Руставели в экстазе кричал ему по-грузински: «Арчил, бери ладью!» Он не выдержал, ответил: «Сам вижу, пижоны!» И не взял. Не видел.

Бейлин Михаил Абрамович, 1921 года рождения – тоже легенда. Сначала служил юристом. Стал чемпионом Риги, куда молодого адвоката отправили из Москвы. Был начальником советских шахмат в 1967-70 годах, потом тренером сборной СССР. Зам. редактора «64», написал с Юрием Авербахом наилучшую книгу для начинающих – «Путешествие в шахматное королевство», она до сих пор переводится на разные языки. Был его секундантом на знаменитом турнире претендентов в Цюрихе в 1953 году. В конце жизни издал книгу со всеми партиями Смыслова, их дачи в Раздорах были рядом. Потом написал великолепные шахматные и адвокатские мемуары. Умнейший был человек, всем помогал советом. Таких теперь не делают.

В конце скромно пристроился победитель турнира, в то время матрос минного тральщика Балтфлота в Таллине Павел Евсеевич Кондратьев, 1924 года рождения. Из той же породы, что и Бейлин, из московских интеллигентов, воспитанник Дома пионеров. Чемпион Балтфлота, вице-чемпион Эстонии. «Кондратьев – шахматист разносторонний, он умело разыгрывает дебют, изобретательно ведет середину партии». Так написано было в «Шахматах в СССР». Здесь на фото одет элегантно, но во время туров был всегда в тельняшке! По свидетельству очевидца турнира, бывшего президента львовской федерации Вадима Адольфовича Голембо, ему нужно было иметь чувство матросской бесшабашности!

Потом переехал в Ленинград. Стал великим тренером – тренировал Ларису Вольперт и Ирину Левитину, написал книгу по славянской защите. Очень преждевременно умер.

Автор гамбита во французской: 1.e4 e6 2.d4 d5 3.Nc3 Bb4 4.Bd3 c5 5.ed Qd5 6.Bd2 Bc3 7.Bc3 Qg2 8.Qf3 Qf3 9.Nf3 с сильной инициативой.

А вот фрагмент из великолепных воспоминаний Михаила Абрамовича Бейлина, посвященный львовскому турниру.

О победителе турнира.

«Воевал он на торпедном катере, этаком быстром и хлипком суденышке, где не хватало места даже для гальюна. Когда я спросил его, как же они обходились, ответил: «На корме во время хода получается еще и водная процедура». После войны он еще долго собирал и уничтожал мины и прочие взрывающиеся «прелести». Со смехом рассказывал, как при взрывах матросы прятались от осколков за соснами на берегу».

А затем о Викторе Львовиче.

Это потом Василий Васильевич Смыслов шутил после бегства Корчного, когда встречал незабываемого Виктора Львовича Хенкина: «Друзья, берегите нашего Виктора Львовича – он теперь у нас один!»

«1949 год. Мы с Корчным играем в четвертьфинале первенства страны во Львове. Ему восемнадцать, самый молодой в турнире. За игрой замкнут. В свободное время активен. Если возникает спор со старшим – не слишком церемонится, за словом в карман не лезет. Поспорили о какой-то моей позиции. Решили выяснить правоту при помощи блица. Выяснилось, что я определенно не тяну, хотя в этом турнире в полуфинал вышел. Виктор заключает нашу небольшую серию партий словами: «Не в своем весе выступаете, маэстро». У Виктора турнир не пошел и доигрывал он его как бы скороговоркой, однако проявил понимание и энергию.

Вечерами после туров участники ужинали в гостиничном ресторане. Оркестр регулярно исполняет песенку со словами: «Восемнадцать, девятнадцать молодых замечательных лет». И участники, и музыканты, с которыми многие шахматисты успели познакомиться, находят, что эта песенка как раз про Корчного. Иногда певец меняет немного слова на «восемнадцать плюс девятнадцать», чтобы подбодрить остальных.

И куда это все унес ветер времени?»

Никого из участников уже нет, остались тени, но мы всегда должны помнить наших предшественников!

Но остались свидетели: Виктор Эммануилович Карт и профессор Львовского политеха Вадим Адольфович Голембо. Это с них начался расцвет львовских шахмат в 60-х, и долгих им лет! И они рассказали мне об этих далеких делах и о замечательных людях…

В.Корчной – Ю.Сахаров

В.Корчной – М.Левин

М.Бейлин – А.Будо

Ю.Сахаров – А.Ходжаев

Р.Горенштейн – Н.Сажаев

Н.Гусев – А.Айрапетов

П.Кондратьев – Р.Горенштейн

А вот партия будущего президента Литвы из командного турнира общества «Наука» – проводилось такое в то время.

В.Ландсбергис – А.Суэтин
Львов 1951

Обсудить
Ad infinitum
Что ни судьба, то трагедия (часть 17)
Чемпион ответил: возвращать не надо, лучше подарите победителю какого-нибудь турнира простых любителей.
Дмитрий Андрейкин: «Всегда приятно возвращаться с тяжёлых соревнований в семейное гнёздышко…»
В основном я работаю над шахматами самостоятельно - дома c компьютером
Судьбы, перечеркнутые тиранией
Про Валериана Евгеньевича просто забыли – думали, что его уже нет в живых
ЭМИЛЬ СУТОВСКИЙ: «КРОМЕ НАС ЭТО НИКТО НЕ СДЕЛАЕТ»
Собрать всю элиту вместе – затея неплохая, но это не профсоюз.
Еще немного о пешечниках
Я и понятия не имел, что на доске с переменой цвета – известный этюд Германа Нейштадтля, причем неправильный
АРШАК ПЕТРОСЯН. СОПРИЧАСТНОСТЬ
Для тренера важно помочь, направить по верному пути. А насколько далеко игрок пойдет, это уже зависит от него самого.
«КУБАНСКИЕ КАЗАКИ»
Наши гроссмейстеры – люди скромные. В глубине души каждый из них надеется, что именно он должен стать чемпионом страны…
История одной оперы, или Сказ про то, как таракан Высоцкого одолел
Но когда добрался до финиша, едва не подскочил в кресле: «Как это – автор неизвестен???»
Что ни судьба, то трагедия (часть 19)
Взывать к реабилитации Судом чести и при этом ссылаться на какое-то письмо одного из главных военных преступников?!
Что ни судьба, то трагедия (часть 16)
Партнерами Алехина и Боголюбова были руководители Генерал-губернаторства и эсэсовцы рангом пониже
Что ни судьба, то трагедия (часть 15)
От кого Левенфиш мог узнать, что Боголюбов в 42-м посетил Селезнева и увез его с собой?
Послевоенный четвертьфинал
Говорил о борьбе коня со слоном – соревнование автобуса с трамваем.
Камень преткновения
Решение представляет собой не бесконечный набор малопонятных вариантов, а четкую серию ходов с неочевидной изюминкой посередине.
Что ни судьба, то трагедия (часть 18)
Про ту встречу Исаак Оскарович рассказывал только близким друзьям, и то не вдаваясь в подробности, по принципу «осторожность не повредит».
ЛАЙОШ ПОРТИШ. ПРИКОСНОВЕНИЕ К ЭПОХЕ
Но вот повару Карпова мой голос не очень нравился.
Наполеон проходит сквозь строй (Ватерлоо 1815)
Созвучно 1815 году, последним в задаче становится 15-й ход.
Берта Вайсберг. Полузабытая семикратная
Первые чемпионки были родными сестрами, успевшими к тому времени выйти замуж и соответственно изменить фамилии
ГЕННАДИЙ ТИМОЩЕНКО. В ЛИНИИ С ЧЕМПИОНАМИ (окончание)
Вероятно, Гарику понравилась моя бескомпромиссная игра и мои вполне солидные теоретические знания.
Анатомия «Desperado»

Ласкер как бы одушевляет фигуры, наделяет их чувствами и волей.

ГЕННАДИЙ ТИМОЩЕНКО. В ЛИНИИ С ЧЕМПИОНАМИ (начало)
Я в очередной раз последовал принципу, который еще не сформулировал вербально, а только интуитивно.
Всё тайное однажды станет явным
Стало ясно, какую роль в борьбе за мировую корону играли… политические гроссмейстеры со Старой площади.
Тайна смерти родителей Тартаковера
Первое, что поражает в его стихах, – это их абсолютная серьезность, даже строгость.
EMIL SUTOVSKY: «NOBODY'S GOING TO DO IT EXCEPT US»
It is quite a good idea to put all the elite players together but this is not a chess professionals' union.
"Неужели и я так не сумею?"
Любовь Якир. Жизнь и судьба
Я кричу: «Чего ты ревешь, ты у меня еще двадцать раз выиграешь!»
НЕУДАЧЛИВЫЙ ГЕНИЙ
Кумир «Сокольников» и «Эрмитажа» с лёгкостью соглашался на чудовищную фору – 30 секунд против 5 минут у достаточно серьёзных оппонентов.
ВЯЧЕСЛАВ ЭЙНГОРН. ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ВТОРОГО ПЛАНА
Чтобы получать настоящее удовольствие от шахмат, над ними необходимо думать.
СЕРГЕЙ ДОЛМАТОВ. ФАТАЛЬНЫЙ ИДЕАЛИЗМ
Можно сделать абсолютно любую глупость, но тебя Судьба проведет через испытания, и ты все равно выиграешь.
Napoleon Running the Gauntlet (Waterloo 1815)
So shortly after in 1815 Napoleon had to put arms down. This is represented by the mate in move 15.
ПАВЕЛ ЭЛЬЯНОВ: «СКОРО МЫ УВИДИМ ИХ В РАЙОНЕ 2600»
Так бывает, когда играешь с неудобным соперником и излишне его уважаешь.
ГЕННАДИЙ ТИМОЩЕНКО. НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА!
В шахматной литературе есть «хорошая» традиция бездумно переписывать чужие анализы
Последние турниры
Детали
25.10.2016
Евгений Гик (1943-2016)

Ему были подвластны все жанры, кроме скучного

Энциклопедия

Говорил о борьбе коня со слоном – соревнование авт

Кумир «Сокольников» и «Эрмитажа» с лёгкостью согла

Взывать к реабилитации Судом чести и при этом ссыл

Картотека
Мнения

Для тренера важно помочь, направить по верному пут

В шахматной литературе есть «хорошая» традиция без

Но когда добрался до финиша, едва не подскочил в к

chesspro online все сообщения
14.02.20
18:54
Турнир претендентов жеребьевка
08.02.20
11:53
Карлсен о чемпионском матче